Защита «Тольяттиазота»: «Уралхим» помогал прокурорам писать обвинительное заключение

Судебное противостояние между «Уралхимом» с одной стороны и бывшими руководителями «Тольяттиазота» (ТоАЗа) Владимиром и Сергеем Махлаями, а также бывшим гендиректором предприятия Евгением Королевым, владельцем Nitrochem Distribution AG Андреасом Циви и директором компании Беата Рупрехта — с другой, являет собой прекрасную демонстрацию всех тягостей корпоративного конфликта: когда в дело идут подтасовки, прилагаются документы допросов лиц, которых никогда не допрашивали, а само обвинительное заключение писалось миноритарным акционером одного из крупнейших российских химических предприятий — вместо прокуратуры.

03000600343433

Издание «Коммерсант» подробно изложило перипетии дела, тянущегося с 2012 года. Приведём лишь некоторые факты.

Всё началось с того, что «Уралхим» обвинил бывшее руководство ТоАЗа в том, что те продавали швейцарской компании аммиак и карбамид по заниженным ценам, присвоим в общей сложности 85 миллиардов рублей. Только незадача: деловая практика предполагает скидки для покупателей больших объёмов продукции — именно так и было в случае с Nitrochem. Да и на момент «преступления», сам «Уралхим» потерпевшим быть не мог — в 2009 и 2010 годах его акции принадлежали Сбербанку.

Сюрпризом для прокуроров оказались данные о прекращении в 2013 году уголовного дела в отношении юристов ТоАЗа с формулировкой об отсутствии состава преступления. А сюрпризом для защитников «Уралхима» стало обнародование в суде данных о том, что стороне защиты известно, что документы готовились на компьютерах «Уралхима», а не в прокуратуре — как того требует уголовно-процессуальное законодательство. Тому свидетельствуют метаданные файла Word с обвинительным заключением. Судья Андрея Кириллов отметил, что также обратил на это внимание при изучении материалов дела. Даже у не искушенного в юриспруденции возникнут вопросы о беспристрастности следствия и прокуратуры, буквально горой вставшими на позиции «Уралхима».

Единственное, что выдавили из себя на это прокурорские работники, так это то, что они вправе пользоваться дополнительными материалами, а само дело является их интеллектуальным трудом. И ещё одна вишенка на этом невкусном торте: адвокат Андрей Московский, представляющий интересы Евгения Королева, заявил, что прокуроры при оглашении доказательств используют таблицу, аналогичную той, что имеется в распоряжении представителей «Уралхима». Удобно, когда всё готовится в одном месте…

В свою очередь представитель Сергея Махлая Александр Гофштейн указал, что по ходу судебного заседания оглашаются документы с допросами лиц, которые реально не допрашивались, да и ссылается прокуратура на акты, которые прежде были отменены.

Сторона защиты настаивает на опросе ещё одного миноритария Евгения Седыкина, также участница настоящего дела. Его ранее уличили в подделке документов ТоАЗа, за что он получил четырехлетний условный срок.

Адвокат Инна Тихомирова, осуществляющая защиту Владимира Махлая, уверена, что целью «Уралхима» было не вскрытие мошенничества, которого не было, а рейдерский захват «Тольяттиазота».

Кстати, у генерального секретариата Интерпола также возникли вопросы к российскому следствию, которые не только не были разрешены, но и привели к тому, что Интерпол прекратил международный розыск Циви и Рупрехта-Ведемайера, санкцию и заочный арест которых выдал в конце 2014 года Басманный суд Москвы.

Loading...
Реклама

Ваше мнение