«Историческое возмездие»: историк БФУ — об особенностях и значении Восточно-Прусской операции

13 января 1945 года началась Восточно-Прусская наступательная операция Красной армии, которая продолжалась более трёх месяцев. Советские войска в логове зверя — именно так во фронтовых выпусках советских кинооператоров называлась Восточная Пруссия в 1945 году — столкнулись с плотной эшелонированной обороной и жесточайшим сопротивлением со стороны сил противника.

О значении и особенностях Восточно-Прусской операции коллегам из университета в Калининграде рассказал ведущий специалист центра исследований исторической памяти Альберт Адылов.

image— Чем была Восточная Пруссия для Третьего рейха и чем – для наступающей Красной армии?

— Как ни странно, для обеих противоборствующих сторон эта провинция была ровно одним и тем же: первой немецкой территорией, на которую вернулась начавшаяся здесь же война. И исходя из осознания этого факта обе стороны и действовали: нацисты старались любой ценой не пустить сюда «большевиков», Красная армия же с чувством глубокого удовлетворения отбивала у врага его города – один за другим, совершая, таким образом, историческое возмездие.

— Какие особенности Восточно-Прусской наступательной операции Вы бы отметили, и каково её место в общем ходе военных действий Красной армии в 1945 году?

— Можно совершенно определённо сказать, что с военной точки зрения это была совершенно рядовая операция Красной армии того времени. Если великие сражения 1941-1943 годов (битва за Москву, Сталинградская, Курская, форсирование Днепра) по времени проведения стоят особняком, если «десять сталинских ударов» 1944 года следовали один за другим, то зимой 1945 года Красная армия уже могла себе позволить вести несколько стратегических операций одновременно. В одно время со взятием Восточной Пруссии шло очищение от нацистов Польши и Венгрии, которые имели, наверное, даже большее военно-стратегическое значение. Особенность же Восточно-Прусской операции, кроме отмеченного выше её морально-психологического веса, заключалась ещё и в результатах: благодаря одержанной здесь победе мы на этой территории, собственно, сейчас и живём.

— Кто был сильнее на бумаге? У какой из сторон было преимущество в живой силе и в технике?

— И «на бумаге», и в реальности сильнее была, конечно, Красная армия. Но это вполне нормально для наступательных операций, которые по всем законам военного искусства и осуществляются после накопления определённого перевеса в силах над обороняющимся противником. Война – не спортивное состязание, где соперники перед схваткой взвешиваются, чтобы показатели были равны, а любителям не к месту вспоминать Суворова. Стоит помнить и то, что гитлеровцы вовсе не были османами эпохи упадка. Это была опытная и до зубов вооружённая армия, ещё недавно имевшая заслуженную репутацию лучшей в мире, и чтобы её победить, командованию Красной армии нужно было всесторонне подготовиться, в том числе создать ощутимый перевес в живой силе и технике, что и было сделано.

image— Перед началом Восточно-Прусской операции германская пресса массово тиражировала сообщения о зверствах солдат Красной армии. Особенно сильное впечатление на немцев произвела история об ужасах в Неммерсдорфе (ныне — посёлок Маяковское), немецком населенном пункте, взятом советскими войсками еще в октябре 1944 года, а затем оставленном. По Вашему мнению, история Неммерсдорфа — это геббельсовская пропаганда или, действительно, насилие со стороны советских солдат имело место?

— Эксцессы с мирным населением происходили и происходят во всех войнах на протяжении всей мировой истории, и во всех армиях с этим явлением борются и будут бороться – не из сострадания к населению, а потому, что такие факты отрицательно влияют на состояние войск: нарушивший сегодня одну норму завтра нарушит другую – к примеру, не выполнит боевой приказ. Ничем в этом плане не отличалась Красная армия – в ней за насилие над мирными жителями полагался военный трибунал и суровое наказание, чему есть достаточно фактических примеров. А вот как раз разглагольствования о «массовых изнасилованиях 1944-1945 годов» реальными фактами не подтверждаются и являются не более чем оружием в ведущейся против нашей страны информационной войне.

Что же касается Неммерсдорфа, то здесь вообще всё просто: что это фальшивка – давно доказано свидетельскими показаниями немецких же солдат. В посёлке вёлся бой, какое-то количество мирных жителей погибло в ходе этого боя, после чего их трупы выложили для приехавшей комиссии рядком, предварительно задрав на женских трупах юбки. Германские СМИ неоднократно возвращались к этой теме, в том числе относительно недавно, и, повторяю, реальных фактов против Красной армии не обнаружено.

— Очень часто в научно-популярной периодике встречается упоминание того факта, что Восточная Пруссия представляла собой единый сильно укрепленный район со множеством оборонительных сооружений, которые невероятно сложно было преодолеть или взять. Насколько это утверждение, по Вашему мнению, соответствует действительности?

— Да, это был глубоко эшелонированный укреплённый район, состоявший из нескольких оборонительных линий. Однако если судить по реальным фактам, сами по себе линии ДОТов, как ни странно, брались легче, чем, например, импровизированно приспособленные к обороне городские кварталы. Много накручено людской молвой и вокруг кёнигсбергских фортов и их «неприступности»: с одной стороны, это были безнадёжно устаревшие фортификационные сооружения, с другой – некоторые из них, как форт №5, брать пришлось невероятными усилиями. А были и форты, сдавшиеся без боя. В конечном итоге всё упирается в человеческий фактор – в стойкость защитников и нападающих. Что взять этот укрепрайон было очень непросто – свидетельствуют почти 130 тысяч погибших здесь советских солдат.

— Каким образом советским войскам удалось прорвать глубоко эшелонированную оборону противника и что вообще сыграло ключевую роль во взятии советскими войсками Восточной Пруссии?

— Не будет ошибкой сказать, что здесь имело место сочетание военного искусства командиров, выучки и боевого опыта рядовых бойцов, качества вооружения, и – главное – морального превосходства. Да, гитлеровцы защищали свой дом, но это была защита бандита и убийцы, напавшего на соседей, и в конце концов загнанного ими в этот самый «свой дом». Как правильно заметил тогдашний Верховный Главнокомандующий Вооружённых Сил СССР, «наше дело правое». Фактор моральной правоты сбрасывать со счетов ни в коем случае не стоит – возможно, он был в Восточно-Прусской операции 1945 года ключевым.

— Какие наиболее ожесточенные сражения, происходившие на территории Восточной Пруссии, Вы бы особо отметили?

image— Очень напряжёнными были бои в самом начале операции – в районе Пилькаллена (ныне — Добровольск), очень непросто пришлось брать центр Инстербурга (ныне — Черняховск). Столь же, если не более, тяжело брали Цинтен (ныне — Корнево). И если Черняховск после войны благодаря своему географическому положению и промышленному потенциалу возродился и сейчас не уступает довоенному Инстербургу по численности населения, и даже центр его вновь застраивается, то Добровольск и Корнево после 1945 года стали посёлками – так круто бои зимы 1945 года изменили их судьбу.

— Всё ли мы знаем о Восточно-Прусской операции?

— Безусловно, нет. Процесс познания, как известно, бесконечен. Исследования ведутся, и из самых последних достижений на этом направлении можно отметить публикацию в прошлом году Калининградским областным историко-художественным музеем «Конспекта разбора» операции, составленного в 1945 году офицерами штаба 3-го Белорусского фронта, с комментариями, примечаниями и дополнениями. Кроме того, в прошлом году БФУ им. И. Канта выпустил коллективную монографию, в которой рассмотрен широкий спектр вопросов касательно Восточно-Прусской наступательной операции. Несколько лет назад вышла работа В. Беспалова и В. Савчука, посвящённая прорыву советских частей на Земландский полуостров в феврале 1945 года.

В то же время нельзя сбрасывать со счетов и «классику»: читая сейчас вышедшую 50 лет назад книгу командующего 11-й гвардейской армией К. Н. Галицкого «В боях за Восточную Пруссию» иной раз поражаешься её откровенности в разборе промахов и ошибок, с упоминанием конкретных имён, в том числе и лиц, стоявших выше автора в послевоенной армейской иерархии… Думаю, можно вспомнить и работу нашего центра по популяризации военной истории региона – в частности, проект «Дороги русского солдата». Кстати, очередные информационные стенды по этому проекту будут установлены в посёлке Ровное Гвардейского городского округа в 20-х числах января – к конкретной годовщине боёв и на их реальном месте. Так что, думаю, работы нам хватит.

Читайте также:

Рейтинг@Mail.ru