Фальшивый камертон

Концерт телеканала «Россия 1» на Мамаевом кургане в Волгограде, 24 июня, вызывает больше вопросов, чем ответов.

В тот день в России провели серию военных парадов, посвященных 75-летию победы советского народа в Великой Отечественной войне.

imageКонцерт в Волгограде (Сталинграде) его устроители назвали с претензией на величие в широком смысле этого слова – «В честь 75-летия Великой Победы. Концерт Победы на Мамаевом кургане. Прямая трансляция».

Однако заявленное в броском «заголовке», сразу же разошлось с реальностью. Прежде всего, телеканал привычно обманул телезрителей с «прямой трансляцией», вмонтировал в действие заранее записанные сюжеты, не обошлось без «фанеры» и, скорее всего, подлога, когда жидкий хор из юнцов и дев звучал под мощнейшую многоголосую каноническую запись песни «Священная война».

Думается, что только неистребимая привычка беззастенчиво и безнаказанно лгать телезрителям не позволила государственному телеканалу сказать правду – или трансляция будет вестись с запаздыванием на час — полчаса по времени, либо концерт снят, смонтирован и представлен зрителям в телеверсии. От этого признания художественная акция в Волгограде, срежиссированная Виктором Крамером на деньги Фонда президентских грантов, не стала бы ничуть ни лучше ни хуже.

Огорчает и то немаловажное обстоятельство, что, сделав в названии акции заявку на пушечный выстрел, на поверку вышел, как нынче принято говорить, хлопок. Концертная программа и сам формат концерта, как видно, изначально по сценарию предусматривали его камерный, лиричный, доверительный, исповедальный характер. Но в названии заявили о другом – об имперском размахе празднования события всемирно-исторического значения. И тут обманули: форма разошлась с содержанием. Ничего не имеем против формата голубого огонька. Но для всего есть своё место и время. Для того, что мы увидели, не нужно подножие Мамаева кургана, достаточно телестудии. А так — спекуляция на чувствах.

Тем более, что, как заявлено, концерт у Мамаева кургана по известной причине перенесён со Дня победы – 9 мая. Следовательно, россияне вправе были рассчитывать на торжество, достойное великого события в жизни великой страны – ликование, триумф. Где же незаменимый в таких случаях Академический ансамбль песни и пляски Российской армии имени А. В. Александрова? Где Государственный академический ансамбль народного танца имени Игоря Моисеева? Где Государственный академический орденов Трудового красного знамени и Дружбы народов русский народный хор имени М. Е. Пятницкого. Где, чтобы не обижать никого из артистов, знаменитые казачьи коллективы? Где Уральский государственный академический русский народный хор? Где Государственный академический хореографический ансамбль «Берёзка» имени Н. С. Наде́ждиной? Где балет Большого и Мариинки? Где хор Сретенского монастыря? Где всё то, что достойно имперского духа народа-победителя, и что составляет его духовно-нравственную опору?

Что же произошло? Несмотря на трафаретный набор «военных песен», продешевили, если говорить о чувствах, а не спекулировать ими. Вне упрёка музыкальная часть концерта. Юрий Башмет, управлявший Всероссийским юношеским симфоническим оркестром прекрасен, как и его коллектив. Великолепны Игорь Бутман и Денис Мацуев. Чего, однако, не скажешь о киноактёре Александре Петрове, открывшем сценическое лицедейство стихотворением фронтовика Семёна Гудзенко «Нас не нужно жалеть». В художественном и режиссёрском понимании прочтение Петрова ужасно. По своей сути, поэтические строки Гудзенко, написанные им в далёком 1942-м году, это послание из вечности, из бессмертия. Оттуда, где люди познали высшую истину, где нет суеты. А если из окопа, то заори там на разрыв аорты, свои придушили бы. Петров же криклив, истеричен, суетен, наигран, полюбил себя, а не собирательный образ героя — позёр, а потому выглядел не мастером, а абитуриентом перед приёмной комиссией театрального ПТУ.

Художник имеет право? Не имеет, если он артист, а не ремесленник! Жаль, что ему некогда заглянуть в храм божий, чтобы познать сокровенный смысл сакральных для каждого русского (православного) человека строк воина-поэта Гудзенко. После этого ему не помешал бы толковый режиссёр, который помог бы воплотить сверхзадачу. Петров способный артист, но без должной огранки. Вот и дал петуха на Мамаевом кургане. Камертон не настроен, звучал фальшиво.

То же самое относится еще к ряду чтецов-актёров, выступивших на Мамаевом кургане, включая Михаила Пореченкова. Видимо, сказалось его неумеренное участие в рекламе, где ор здорового мужика важнее искусства.

Также фальшиво и неубедительно выглядело исполнение военной песни о любви фронтовика к женщине из уст исполнителя с устойчивой репутацией гомосексуалиста. Куртуазно, но мы не об этом, не об ориентации. Да хоть сто порций! Мы – о сверхзадаче. С которой с блеском справились Михаил Ножкин, Константин Хабенский, Хибла Герзмава, Ильдар Абдразаков, Николай Расторгуев.

И всё же военная песня — труднейший жанр. Исповедальность даётся далеко-далеко не каждому. Этого, коль устроители выбрали такой жанр, и не хватило многим исполнителям на Мамаевом кургане. А без выражения сокровенных мыслей, нравственных убеждений, личного опыта как особенности творчества – пустота. В лучшем случае — шуршащий целлулоид.

Прокремлёвское СМИ. В Калининград передал собкор ИА Откровенно RU.

Loading...
Реклама

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *